Русская муз. культура с древних времен до конца XVIII века


Обрядовые песни - часть 2


Древние обрядовые песни дошли до нас, однако, в сильно измененном виде. Немалую роль в этом сыграла церковь, которая в своей упорной борьбе с язычеством старалась приспособить старые народные обычаи к своим церковным праздникам. Благодаря этому возникло столь характерное для русского крестьянства «двоеверие», причудливо сочетавшее христианские обряды с остатками древней языческой старины.

«Календарные» обрядовые песни ярко характеризуют мировоззрение и психологию крестьянина старой Руси, с его постоянными заботами и тревожными думами о будущем урожае. Обрядовый цикл таких песен открывается колядками, с их традиционными пожеланиями всяческого хозяйственного благополучия в связи с наступающим Новым годом.


Пришла коляда

Накануне Рождества,

Дайте коровку,

Маслену головку.

А дай бог тому,

Кто в этом дому.

Ему рожь густа

Рожь ужиниста:

Ему с колоса осьмина

Из зерна ему коврига,

Из полузерна пирог ...

С думами о приближающихся весенних полевых работах связаны «заклинательные» обряды «проводов масленицы», сопровождавшиеся традиционным сжиганием соломенного чучела. Широкое распространение имел старинный обряд «выкликания весны», заключающееся в распевании девушками на утренней заре традиционных «веснянок» на скорый приход весны. Весенние хороводы, длившиеся семь недель, «семицкие», «троицкие» и «русальные» песни и, наконец, древнеязыческий праздник Ивана-Купалы, с его поэтическими обычаями разжигания костров, наряжания чучела и т.п., замыкали весенний обрядовый цикл.

Летние полевые работы, страдная пора нашли свое отражение в «жнивных» песнях, сопровождавших обряды «зажинок» и «дожинок» (распространенных в областях, граничивших с Белоруссией и Украиной). Особенно интересны так называемые «дожиночные» песни, связанные с праздником урожая и обрядовым почитанием последнего снопа, украшаемого цветами и приносимого с песнями домой или к хозяевам, - если работа носила характер общественных «помочей» или барщины. Именно такой обряд воспроизведен  П.И. Чайковским в его опере «Евгений Онегин».




Начало  Назад  Вперед



Книжный магазин